Кого из министров озадачил Путин на Питерском форуме

15 Ноябрь, 2018

Программная речь президента России на Петербургском экономическом форуме – это не просто традиция. Она не только задает ориентиры для бизнеса. Задачи, которые ставит президент перед своими подчиненными, попадают под особый контроль со стороны главы правительства и руководителей министерств. И спрашивают с них потом соответственно. «Лента.ру» проанализировала, у кого из чиновников прибавится после ПМЭФ работы.

Новое о главном

Долгое время считалось, что причины замедления экономического роста в стране зависят от негативного влияния внешних факторов. Мол, в мире кризис, значит и у нас он должен быть. Однако, оглашенные президентом на прошлой неделе экономические показатели заставляют задуматься, а все ли в порядке в собственной «консерватории». В прошлом году Россия вышла на третье место в мире по объему привлеченных прямых иностранных инвестиций. Их объем составил почти 64 миллиарда долларов. А с учетом сделки по покупке «Роснефтью» нефтяной компании ТНК-BP — почти 80 миллиардов долларов. Но при этом экономика страны, ставшей третьей в мире по инвестиционной активности иностранных компаний, оказалось одной из самых слабо растущих. «Для России рост ниже роста мирового ВВП — это очень серьезный вызов», — говорит президент. А на вызов, как известно, принято отвечать. И не только словами.

Всего в речи президента прозвучало с десяток задач, которые теперь следует выполнить правительству, чтобы исправить ситуацию. И поставлены они таким образом, что ответственность за их выполнение прослеживается персонально. Например, из уст главы государства прозвучал призыв предоставить налоговые льготы для стартапов, и, наоборот, увеличить налоги для тех предприятий, который используют устаревшее оборудование. Отвечать за реализацию этой меры будет министр финансов Антон Силуанов (Минфин является головным при разработке налоговых мер) и его заместитель Сергей Шаталов.

Антон Силуанов Фото: Павел Бедняков / «Лента.ру»

Другая задача — снизить стоимость кредитов для предприятий до уровня «инфляция плюс 1 процент». Ответственность за это ляжет на Центральный банк и его председателя Эльвиру Набиуллину. Разделить она ее все с тем же Антоном Силуановым. Более того, Путин даже назвал меры, к которым предстоит прибегнуть государству для достижения этой цели. В первую очередь это увеличение капитализации «системно значимых банков». Причем, в привилегированные акции банков будут переоформлены суббординированные кредиты, которые они получали от ЦБ в 2008-м и 2009-м годах. Другим чиновником, отвечающим за эту работу, станет глава министерства промышленности Денис Мантуров. «Будем активно внедрять механизм проектного финансирования прежде всего в сфере промышленности», — президент. Известно и когда с чиновников спросят за результат. Все нормативные акты, необходимые для запуска проектного финансирования глава государства потребовал принять уже до конца года.

Серьезно поработать придется и министру экономического развития Алексею Улюкаеву. Владимир Путин пообещал существенно сократить сроки отбора инвестиционных проектов и упростить порядок предоставления государственных гарантий при их финансировании.

Министру сельского хозяйства Николаю Федорову теперь надо проанализировать возможность замещения на российском рынке импортного продовольствия отечественной продукцией. При этом разработанные его ведомством меры не должны противоречить нормам ВТО. А к осени он должен определить, какие сельхоз товары, закупаемые для государственных и муниципальных нужд будут приобретаться исключительно у российских производителей и у компаний, прописанных в Белоруссии и Казахстане.

Денис Мантуров Фото: Павел Бедняков / «Лента.ру»

Министру регионального развития, пожалуй, досталась самая тяжелая работа. На него возложили задачу в ближайшие годы вдвое увеличить строительство федеральных и региональных автомобильных дорог. Ему же надлежит позаботиться о существенном повышении инвестиционной привлекательности субъектов федерации.

Параллельная реальность

Впрочем, Петербургский международный экономический форум потому и называется международным, что его участники никогда не зацикливались на обсуждении только внутренних российских проблем. Главной его изюминкой считается формирование взгляда на глобальные экономические процессы развивающихся стран. Прежде всего, входящих в так называемую группу БРИКС. Это то, чего нет у Давосскогой форума. И то, что так ценится в форуме Питерском.

«У нас с вами экономический форум. Но без некоторых политических замечаний не обойтись», — признал президент в самом начале своей речи. И такое случилось впервые. Проблемам инвестиционного климата, финансового рынка, занятости на предыдущих питерских форумах и Владимир Путин и Дмитрий Медведев уделяли куда как большее внимание, чем внешней и внутренней политике. Но только не в этот раз. «Политика влияет на экономические процессы. И в этой связи отмечу, что неспособность к поискам компромиссов, нежелание учитывать законные интересы партнеров, прямолинейное давление только приумножают хаос и нестабильность, порождают новые риски для всего мирового сообщества», — заявил Путин. И если в политической сфере это выразилось в нарушении ритмичного взаимодействия между Россией и Евросоюзом, то в экономической застопорилась реформа Международного валютного фонда, и, фактически, не двигается Дохийский раунд многосторонних торговых переговоров в рамках ВТО. Да и экономические санкции, ставшие инструментом политического давления, по мнению Путина, имеют эффект бумеранга.

Алексей Улюкаев Фото: Павел Бедняков / «Лента.ру»

Реформа МВФ заключается в попытке пересмотреть доли развивающихся государств в его капитале в сторону увеличения. А значит и усилить их влияние на решения фонда. Главная же причина, почему застопорился Дохийский раунд, заключается в том, что развитые страны, прежде всего государства Евросоюза и США, не хотят идти на уступки по поводу размера сельскохозяйственных субсидий. Бразилия, Китай, да и Россия, считают, что Брюссель и Вашингтон слишком много платят своим фермерам из бюджета. И тем самым нарушают правила честной конкуренции на мировом рынке продовольствия. А США и ЕС упираются в этом вопросе уже 13 лет.

К тому же разряду можно отнести и сетования президента на то, что Евросоюз не соглашается признавать Таможенный союз, созданный Белоруссией, Казахстаном и Россией, и предпочитает работать с каждой из стран в отдельности. Путин считает эту позицию «странной» хотя бы потому, что сама Россия работает как с ЕС, так и с каждой страной этого экономического объединения в отдельности.

Зато, как отметил Путин, по иному сегодня складываются отношения со странами Юго-восточной Азии. Вернувшись из Китая как раз накануне открытия ПМЭФ, президент вряд ли мог обойти стороной эту тему в своей речи. «Уже к 2020 году мы планируем удвоить наш взаимный товарооборот, доведя его до 200 миллиардов долларов», — поделился долгосрочными российско-китайскими планами президент. Сейчас, напомним, этот показатель составляет порядка 90 миллиардов долларов в год. Кто будет отвечать за реализацию этой задачи через 6 лет, пока не ясно.

Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через RSS 2.0 feed. Вы можете оставить сообщение, или Трэкбек с Вашего собственного сайта.